Вторник, 26.09.2017, 04:56 Приветствую Вас Гость
"Мы возвращаем павшим имена..." 
Поисковый отряд "ВОЗВРАЩЕНИЕ" 
  



                                                                                                                                                                                       г. Бугуруслан
                                                                                                                                                       voen-poisk@rambler.ru
Меню сайта
Мини-чат
200
Наш опрос
Ваше отношение к поисковому движению?
Всего ответов: 170
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Расскажи друзьям
Вход на сайт

Живейший трепет и чувство гордости за свою страну испытывали советские люди слушая по радио торжественную речь товарища Сталина и парад на Красной площади 7 ноября 1941 года, посвященный 24-й годовщине Октябрьской Социалистической революции. Как говорил товарищ Сталин, Гитлер раструбил всему миру, что 7 ноября по Красной площади победоносно пройдут солдаты великой Германии, славного вермахта, разбившие толпы русских варваров в их столице. Нет. Этому не бывать. Красная Армия, хоть и испытывающая тяготы и лишения жестокой битвы с немецко-фашистскими захватчиками победит грозного врага. Как победили русские люди ведомые князем Александром Невским  немецких псов-рыцарей желавших завоевать Русь. Как победили монголо-татарских завоевателей храбрые дружины князя Дмитрия Донского, и как победили у стен Москвы поляков ополченцы ведомые князем Дмитрием Пожарским и воеводой Кузьмой Мининым.

Наступившей ночью Федор глаз не сомкнул. Себя он уже видел в тех шеренгах идущих защищать столицу, в сомкнутом строю, с винтовкой в руках, чётко чеканившим шаг по брусчатке.

Ранним утром, когда в конторе у председателя ещё ни кого не было, он нервно ждал прихода товарища Краснова. Вот он и пришел. Федор без всяких деликатностей. Отпустите. Я должен быть на фронте. Мне нет ещё восемнадцати, но я твёрдо решил идти на фронт добровольцем. Я же комсомолец. Не могу я в тылу.

Его решительный взгляд был каменным. Отказать было невозможно. Иван Иваныч только развёл руками, да Фёдор, настроен ты решительно. Я и сам на фронт рвусь, да не отпускают. А тебя неволить не буду. Большой уже. Решил иди. Завтра в город идёт транспорт, поедешь в военкомат.

Весь день он  не знал, как подойти к матери, что сказать, как объяснить. Дело шло к вечеру, а он всё тянул. Неожиданно мать подошла сама.

- Феденька, сынок, что случилось? Не заболел? Или с Катюшей что?

- Не мам всё нормально. То есть.. вообщем.. я на фронт ухожу, добровольцем. Завтра в военкомат.

Она взглянула на него так, как будто потеряла что-то очень важное. Взгляд был потерянным и отрешенным. Федор быстрым шагом подошел и обнял её. Они стояли и молчали. Мать заплакала. Что-то начала говорить. Федор слушал, ему было как-то не по себе, даже, наверное, стыдно, за совершенный поступок. Но его решимость была непоколебима. Ведь он комсомолец, активист, значкист «Ворошиловского стрелка» наконец. Спустя некоторое время мать тяжело вздохнула, это было как сигнал для Федора, что она не в силах его удерживать, и его выбор – это его жизнь. Подняв голову к нему она сказала: «Катя знает?» Нет – быстро ответил Федор. Ну так иди и скажи всё как есть.

Кати дома не было. Сарай, что стоял во дворе был открыт. Ясно. Корову доит. Стараясь ступать как можно тише Федор вошел в сарай, и правда в углу сидя на лавке спиной к нему Катерина доила корову. Так он стоял минут десять, смотрел то на свою Катю, из платка которой выбивались её каштановые, чуть волнистые волосы, то на корову Зорьку, хрумкающую сладкое, пахучее сено. Наконец Катя отодвинуло от себя почти полное ведро надоенного молока, и только пыталась привстать, одновременно поворачиваясь к двери, она увидела его.

- Фу ты, Федька, напужал.

- Здравствуй Катюшенька моя любимая.

- Ну здравствуй, здравствуй Федечка.

Он взял её за руку.

- Идём помогу ведро отнести.

- Ну идём, идём.

- Федя, а чё ты такой серьёзный? Случилось чё?

- Да нет всё нормально. Только я это. На фронт ухожу.

- На фронт. Когда? Тебе ж нет восемнадцати.

- Я это, добровольцем. Завтра в военкомат.

- Сам, что ли?

- Ну да, говорю ж добровольцем.

Разговор больше не получался. Она держала своими руками его руки, он держал её. Только глаза у обоих говорили лучше, чем язык. В её наполняемых тоской и печалью, кричавших Феденька, а я. И в его, не знавших куда спрятаться, говоривших, извини, так надо.

И она заплакала, нет она зарыдала, вырывая свои руки из его. Она забарабанила ими ему по груди.

- Ну как же так. Феденька.

- Так надо, Катенька, вся страна воюет, ты же знаешь я тоже должен.

И он обнял её крепко, крепко. Рыдания перешли в всхлипывания.

Стояли они, так казалось вечность..

 

 

 

Уже на подходе к военкомату чувствовалась военная атмосфера. На площади над зданием военкомата высилась надпись плаката «Наше дело правое, враг будет разбит, победа будет за нами!». Из репродуктора, прибитого к столбу слышалась военная музыка. На крыльце самого здания военкомата висели свежие газеты. Пройдя внутрь помещения Федор остановился у дежурного, который окликнул его, и спрося цель визита велел дожидаться в коридоре. С со стен коридора на Федора смотрели плакаты, призывающие беспощадно бить немцев. На одном из них он увидел женщину с ребенком, на которую замахнулось немецкое чудище, а внизу надпись «Воин Красной Армии спаси», в сочетании с повернутым на чудище оружием с острым штыком со звездочкой. Со второго плаката на Федора смотрел воин-красноармеец, утверждавший слова «Отстоим Москву»!

Федор Кабанов? Окликнули его из открывшейся двери. Зайдите. Он вошел в кабинет. За столом сидел средних лет усатый мужчина в военной форме в звании капитана. Во круг него куда не взглянь, лежали кучи бумаг, но не раскиданные как попало, аккуратно собранные и пошитые друг к другу. Сверху Федор успел прочитать, что это личные дела.

Позвольте представиться капитан Лыков, военный комиссар города Бугуруслана. А вы как мне сказали добровольцем на фронт пришли записываться?

Да. Товарищ капитан, произнес Федор. Добровольцем на фронт. Вот мои документы. И Федор подал в руки усатого капитана справку из сельского совета заменяющую паспорт, комсомольский билет, и, конечно же, удостоверение значкиста «Ворошиловский стрелок».

Федор заметил, что капитан, к своему удивлению после того как взял в руки удостоверение значкиста, поднял глаза на него, и стал внимательно смотреть, затем вновь читать написанное.

После столь тщательного изучения документов и сверки с милицейскими данным, что приводов не имеет.

НОВОЕ ФОТО
НОВОЕ ВИДЕО

Мы помним!

14 0 0.0

МВИЭ КАЛИНИНСКИЙ ФРОНТ

00:01:15
11 0 0.0
ГЕРОИ ВОЙНЫ
ЧИТАЙТЕ В БЛОГЕ
[25.03.2017]
Запись 36-я. Вручение медальона Кабанова родственникам. (0)
[22.03.2017]
Запись 35-я. Экспедиция Калининский фронт 2016 - закрытие (0)
НАШИ ДРУЗЬЯ
  • ПОИСКОВОЕ ДВИЖЕНИЕ РОССИИ
  • ИЩИТЕ СВОИ РОДНЫХ
  • ОБД МЕМОРИАЛ
  • ЦАМО
  • ПОДВИГ НАРОДА
  • ПАМЯТЬ НАРОДА
  • МЕСТО ПАМЯТИ
  • МЕЖДУНАРОДНАЯ СЛУЖБА РОЗЫСКА
  • ВОИНСКИЕ ЗАХОРОНЕНИЯ
  • САКСОНСКИЕ МЕМОРИАЛЫ
  • Календарь
    «  Сентябрь 2017  »
    ПнВтСрЧтПтСбВс
        123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    252627282930
    ПРОГНОЗ ПОГОДЫ
    Copyright MyCorp © 2017 uCoz